Книга памяти села Прасковея
Главная » Статьи » Ш

ШУМИЛО Александр Александрович

ШУМИЛО Александр Александрович, 1908 г.р. в с. Мамаевка, Будённовского района. Призван Будённовским РВК 3 августа 1941 г. рядовой.

Последнее письмо с обратным адресом п.п. 1552, 150-й кавалерийский полк получено супругой Шумило Марией в мае 1942 г. Дальнейшая судьба не известна.

На фронт из семьи ушли четверо из пяти братьев: Александр, Андрей, Пётр и Николай. Трое вернулись домой. Александр с фронта не вернулся и считается пропавшим без вести.

Yes Родители Шумило Александра Александровича (фото из семейного архива).

Краеведческий музей села Прасковея благодарит за предоставленные фото и информацию - Игнатищева Александра Александровича.

 

Дополнительная информация.

38-я Кавалерийская дивизия, в состав которой входил 150 Кавалерийский полк в мае 1942г. практически полностью погибла под Харьковом. Исключена из состава ВС в июле 1942 г.

38 КАВАЛЕРИЙСКАЯ ДИВИЗИЯ

Состав.
146, 148 и 150 кавалерийский полк,
50 конно-артиллерийский дивизион,
50 артиллерийский парк,
54 бронетанковый эскадрон,
26 отдельный полуэскадрон связи,
1 медико-санитарный эскадрон ,
38 отдельный эскадрон химической защиты,
25 продовольственный транспорт,
212 дивизионный ветеринарный лазарет,
15152 полевая почтовая станция,
947 полевая касса Госбанка
Боевой период.
1.10.41-15.7.42
по материалам сайта http://bdsa.ru/

Подчинение.
на 01.08.1941 г. - Северо-Кавказский ВО - формирование
на 01.09.1941 г. - Северо-Кавказский ВО

Yes  Из журнала боевых действий 317 СД. Период с 01.02.1942 по 01.05.1942 г.

Yes Фрагмент рабочей карты штаба фронта (Карта генерал-майора Антонова). Период с 01.10.1941 по 28.10.1941 г. Архив ЦАМО.  150-й Кав полк в районе Иловайска.

Yes Фрагмент карты расположения соединений и частей армии на период с 02.02.1942 по 15.02.1 942 г. Архив ЦАМО. Автор документа: 57 А, полковник Сидоров, полк. комиссар Исраелян.  150-й Кав. полк районе с. Софиевка.

Вторая мировая война месяц за месяцем. Май 1942 года

Май 1942 года, 33-й месяц Второй мировой войны. Германские войска нанесли ряд тяжелых поражений Красной Армии и перехватили стратегическую инициативу. Это позволило вермахту в 1942 году продвинуться максимально далеко на восток, в предгорья Кавказа и к Сталинграду. На Тихом океане союзники вели ожесточенные морские сражения с японцами.

Май 1942 года, 33-й месяц Второй мировой войны. За эти 30 весенних дней германские войска нанесли ряд тяжелых поражений Красной Армии и перехватили стратегическую инициативу. Это позволило вермахту в 1942 году продвинуться максимально далеко на восток, в предгорья Кавказа и к Сталинграду. На Тихом океане союзники вели ожесточенные морские сражения с японцами.

Манштейн против Козлова и Мехлиса

Основные месяца события развернулись на южном направлении советско-германского фронта – в Крыму и в районе Харькова. На Керченском полуострове 8 мая против Крымского фронта началось наступление 11-й полевой армии под командованием генерала Манштейна. Ослабленные предыдущими безрезультатными наступлениями, которые проводились с января по апрель 1942 года, советские войска оказались захваченными врасплох началом операции "Охота на дроф" (такое название носила германская наступательная операция).

Манштейну необходимо было очистить Крымский полуостров от вражеских солдат, чтобы затем вплотную приступить к штурму Севастополя, крепкого "орешка", который не дался ему в ноябре 1941 года.

Задачи Крымского фронта под командованием генерала Козлова были прямо противоположными – располагаясь на востоке Крыма, как минимум, оттягивать силы вермахта от Севастополя на себя, а как максимум, очистить полуостров от немецких частей.

Ситуацию усугубляло и то обстоятельство, что Манштейн был полновластным хозяином подчиненных ему войск, тогда как Крымский фронт разъедало фактическое двоевластие – руководители штаба фронта не знали, чьи приказы выполнять, Козлова или представителя ставки верховного главнокомандующего, армейского комиссара 1-го ранга (что соответствовало званию генерала армии), Льва Мехлиса. Это был человек с властным и волюнтаристским характером, который игнорировал не только распоряжения Козлова, но и его непосредственного начальника, командующего Северо-Кавказским направлением маршала Буденного, утверждая, что он подчиняется напрямую Сталину.

Бить там, где не ждут

В результате Манштейн нанес удар там, где меньше всего ожидалось его наступление, на южном участке. Он подкрепил действия морским десантом и основательно пробомбил заранее разведанные штабы советских соединений, которые долгое время не меняли своего места расположения (в бомбежке погиб командующий 51-й армией генерал Львов).

Прорвав в слабом месте советскую оборону и нарушив при этом управление войсками, немецкие части развернулись на север, отрезая пути отхода 47-й и 51-й армиям. Сумятицу довершил германский воздушный десант, высаженный в тылу 44-й армии.

13 мая Крымский фронт рухнул. В ночь на 14 мая было отдано распоряжение об эвакуации советских войск с Керченского полуострова. За короткое время части Козлова потеряли более 160 тысяч человек убитыми, раненными и пленными, на Таманский же полуостров удалось переправить около 140 тысяч бойцов и командиров. Заявленные потери немцев составили порядка 10 тысяч солдат и офицеров.

Керченская катастрофа не только позволила немцам приступить вскоре к штурму Севастополя, который спустя короткое время был взят, но и открыла им более короткий путь вторжения на Северный Кавказ – через Керченский пролив и Таманский полуостров.

Крымский фронт был расформирован, а его руководители решением Ставки (читай, Сталина) были понижены в должностях и званиях. В частности, Мехлис был снят с должности замнаркома обороны и начальника главного политического управления Красной Армии и разжалован в корпусные комиссары. Козлов же был разжалован до генерал-майора, покинул пост комфронта и больше аналогичную должность никогда не занимал.
Сломанный "трамплин"

Еще хуже сложилась ситуация на Харьковском направлении, где 12 мая Красная армия силами Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов предприняла наступление с целью прижать группу армий "Юг" к Азовскому морю и уничтожить. Основным "трамплином" для этого служил Барвенковский выступ – плацдарм, который был создан в результате зимнего наступления на западном берегу реки Северный Донец, открывший советским частям возможность наступления на Харьков.

Поначалу наступающим сопутствовал успех – немецкая оборона была в некоторых местах прорвана, и это позволило ввести в прорыв несколько советских армий.

В штабе группы армий "Юг" в какой-то момент даже возникла паника. В частности, командующий группой фельдмаршал фон Бок всерьез сомневался в способности 1-й танковой армии генерала фон Клейста отразить советское наступление под Харьковом. Однако, начальник штаба верховного командования сухопутных войск вермахта генерал Гальдер убедил Бока в целесообразности такого удара. И, как показали последующие события, оказался прав.

Удар танков Клейста 17 мая, нанесенный в тыл наступающим частям Красной Армии, прорвал оборону Южного фронта, а затем отрезал советским войскам пути отхода назад. Исполняющий обязанности начальника Генерального штаба генерал Василевский уже на следующий день, 18 мая, предложил Ставке отвести войска с Барвенсковского выступа, однако Сталин отказал ему в этом. В итоге, к 25 мая значительно число советских войск оказалось запертыми в барвенковском "котле", откуда затем до конца месяца предпринимали безуспешные попытки прорыва к своим.

"Котлы" на юге и на севере

В результате тяжелых трехнедельных боев Красная Армия потеряла убитыми, раненными и пленными 270 тысяч человек. В окружении погиб или пропал без вести ряд генералов – например, заместитель командующего Юго-Западным фронтом Костенко, командующий 6-й армии Городнянский, командующий 57-й армией Подлас.

Стремительный прорыв вражеских позиций удался немцам во многом из-за того, что советские части были вытянуты в один эшелон, и резервов в глубине не имели. Глубина тактической обороны не превышала 3-4 километров и, к тому же, была слабо оборудована в инженерном смысле.

По мнению маршала Баграмяна, в тот период занимавшего пост начальника штаба Юго-Западного фронта, немалая часть вины ложится на руководство Южного фронта, в частности, на командующего, генерала Малиновского, который, по мнению Баграмяна, допустил отвлечение значительной части своих сил на частную операцию (не принесшую успеха), и к контрнаступлению немцев оказался не готов.

В результате тяжелого поражения наших войск под Харьковом вермахт получил возможность для стратегического наступления на южном участке советско-германского фронта, чем не преминул воспользоваться летом 1942 года.

Сергей Варшавчик, обозреватель РИА Новости.

https://ria.ru/analytics/20120512/647569636.html

Категория: Ш | Добавил: Бабуля (13.04.2015)
Просмотров: 130 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar