Книга памяти села Прасковея
Главная » Статьи » В

Воробьёв Михаил Яковлевич

для сайта.jpg  Воробьёв Михаил Яковлевич. Уроженец с. Прасковея. Призван Будённовским РВК. Стрелок 1331 Стрелкового полка 421 Стрелковой дивизии. Пропал без вести в период с июня 1941 г. по май 1942 г. Дальнейшая судьба не известна.

По документам военного времени значится в списках военнослужащих, сдавшихся врагу.

Под такую формулировку попадали попавшие в окружение, не вернувшиеся из боя и не найденные среди убитых, попавшие в плен…. Многие из списка «сдавшихся врагу», в котором значится и Воробьев Михаил Яковлевич были захвачены в плен, погибли в окружении или плену или были освобождены и продолжили воевать.

Yes   Yes

Дополнительная информация.

26-й пограничный полк 10.08.1941 сформирован на основании приказа командующего Приморской армии от 27.07.1941 на базе 1-й и 2-й комендатур 26-го Одесского пограничного отряда ПВ НКВД СССР. Командиром полка был назначен майор Маловский А.А., военным комиссаром - батальонный комиссар Гаврилов В.А., а НШ -майор Кудрышев. Решением Военного Совета Приморской армии от 01.09.1941 он был переименован во 2-й стрелковый полк Одесской сд.

11 сентября, в соответствии предписанием директивы штаба Народного комиссара обороны генерал-полковника Щаденко (№ орг/2/5400?? От 7.09.19141) и приказа командующего Одесским оборонительным районом (№ 024 от 10.09.19141), Одесская дивизия была переименована в 421-ю стрелковую дивизию Красной Армии, а 2-й стрелковый (26-й полк НКВД) стал 1331-м стрелковым полком и получил новый рубеж обороны между Куяльницким и Хаджибейским лиманами.

В дальнейшем след 1331-го Стрелкового полка теряется в ноябре 1941, так как лишь один из его батальонов отошел в Севастополь. Сам 26-й Одесский отряд в конце сентября 1941 был расформирован и влит в состав 4-й Крымской Стрелковой дивизии, сформированной из пограничников.

Мы привыкли прятать свои ошибки, не извлекая из них уроков. А жаль. Обычно в советской истории о результатах отступления говорится мутно и невнятно. Примерно так же составлены документы.

Нас интересует 421-я СД, а в частности 1331 СП.

Вот выдержки из работы Неменко Александра Валериевича  «История одного отступления».

Все. Фронт прорван. Закрыть брешь нечем. Войска есть, но перебросить их быстро можно только ... флотом, в Ак-Мечеть (Черноморское). Но действовать нужно очень быстро. К сожалению, флот занят. Он эвакуирует свои части и имущество.

Советские источники утверждают, что отход 51-й армии произошел в результате получения приказа командования Крыма. Но это не так. Прорыв немецких войск по дороге на Воинку произошел, как минимум, на сутки раньше. Причем вот что интересно: Приморская армия этого приказа не получила, оставшись одна в поле. Вместе с ней остались некоторые части 51-й армии, так же не имевшие приказа на отход. С одном строю с Приморцами остались: 172я стрелковая дивизия, 40-я кавдивизия и полтора полка 42-й кавдивизии, оба Перекопских отряда моряков, ряд более мелких частей, в том числе 1331 стрелковый полк.

С вечера 26 октября 1941года началось "великое бесполезное стояние" Приморской армии. Продолжалось оно до ночи с 30 на 31 октября 1941г., когда было принято эпохальное (но сильно запоздавшее) решение об отходе на Севастополь. И вот с этого момента как раз начинается отступление Приморской армии.

Отход частей Приморской армии можно разделить на два этапа. Первый, слабо организованное отступление на Симферополь, и более или менее упорядоченное отступление из района Симферополя на Южный берег Крыма. На момент отъезда командующего Приморской армией И.Е.Петрова армия находилась в довольно сложной ситуации.

Ее части оказались рассеянными вдоль железной дороги и вдоль дороги на Воронцовку. Большая часть стрелковых частей была втянута в бой, а артиллерийские полки еще только подтягивались к фронту.

Пехота отступала, как тогда шутили, "на 11 номере", т.е. пешком. Расстояние от Воронцовки до Симферополя, около 100 км. Для пешего марша два дня пути, но многие части, например 1330-й полк, были на полпути между Симферополем и Воронцовкой.

Отступление от Воронцовки шло по нескольким дорогам. Первой отступала 2-я кавдивизия, В арьергарде двигалась 172-я дивизия и сводный батальон 1331-го полка. Если говорить точнее, то с тыла, отход частей прикрывал 388-й стрелковый полк 172-й дивизии, 514-й и 747-й полки двигались по правому флангу отходящих войск Приморской армии.

В оперативных сводках штаба войск Крыма от 27 и 28 октября 1941г. говорится: Приморская армия понесла большие потери. В 172 сд осталось 280 штыков; в 95 сд -- 161 сп -- 200штыков и в 241 и 90 сп всего 550 штыков. В 40 и 42 кд осталось по 300 человек в каждой", но, реально, это цифры заниженные, это количество войск в подразделениях с которыми у штаба была связь. Большинство групп и подразделений отступали самостоятельно. 1330-й полк столкнулся с противником в районе совхоза Симферопольский и вынужден был отступить.

В районе Симферополя удалось организовать движение колонн. 172-ю дивизию (саперный батальон и 747-й полк), сводный батальон 1331-го полка 1.11.41г. поставили прикрывать Симферополь с севера и запада. 31-й стрелковый полк 25-й дивизии занял оборону в районе Марьино. В Симферополе собралось достаточно много войск. Но, увы, дорога на Севастополь была уже перекрыта. Немцы плотно запечатали путь на Севастополь по Симферопольскому шоссе и железной дороге. Части, направлявшиеся в Севастополь, по Симферопольскому шоссе столкнулись с противником. Только 2-й дивизион 57 артполка выдвинувшийся к Симферополю, успел проскочить назад, пользуясь боем бронепоезда "Войковец" у станции Шакул (Самохвалово). Вместе с дивизионом успела проскочить одна пушка 172-й дивизии.

По крайней мере, три подразделения погибли в этих боях.

Анализ воспоминаний многих ветеранов, в том числе и П.К.Зайцева (1-й артполк 172-й СД), А.А.Косенко (сап. бат. 172 СД), Т.Ф.Крохмалева и ряда других позволил более или менее установить картину.

По приказу, подписанному Т.К.Коломийцем сводный отряд из состава 514-го полка 172-й дивизии, остатков 1-го артполка 172-й дивизии (4 орудия), отряда моряков (возможно как раз это и был 5-й батальон), усиленные танковым батальоном Приморской армии, осуществили попытку прорыва вдоль Симферопольского шоссе. В официальных советских документах этого нет. Можно было бы отмахнуться, и сказать, что в воспоминаниях идет путаница, но...

Сразу 12 человек не могут описывать одно и то же выдуманное событие, да еще так, чтобы совпадали детали.

Кроме того, если боя не было, то, как тогда объяснить, что исчезли без следа две роты танкового батальона Приморской армии. Из всего состава батальона, в Севастополь вернулся только один БТ-7м под командованием ст. л-та Юдина и две трофейных танкетки.

40-я кавдивизия с примкнувшим полком 42-й КД обеспечивает фланговое прикрытие отступления. (правда не совсем понятно, что это означает, но так в документах).

В районе Шумхай (Доброе) был оставлен для задержания противника 1330-й полк. 1331-й сражался у деревни Саблы. Во всяком случае так указано в воспоминаниях Шарова.

Из воспоминаний генерал-майора Абрамова, командира 184-й дивизии:

"Утром 28 октября меня вызвал начальник штаба армии генерал-майор Иванов и сообщил, что противнику удалось прорваться через Перекоп, что его передовые части вышли на р. Чатырлак. В этих условиях не сегодня-завтра возможно выдвижение на север нашей дивизии, почему сегодня же надо собрать полки. Быстро оценив обстановку, я доложил генералу Иванову свои соображения, сводившиеся к следующему. С прорывом немцев на Перекопе началась маневренная война, в которой они, обладающие танками и машинами, имеют перевес. От Перекопа вплоть до гор нет рубежей, на которых нам можно было бы задержаться.

Наша 184-я стрелковая дивизия хорошо укрепилась в горах и прочно закрыла основные дороги к морю на Судак, Алушту и Ялту. Учитывая все это, а равно и слабую маневренность дивизии из-за большого некомплекта транспорта, будет правильней оставить ее на месте, усилив тремя полками артиллерии за счет отступающих войск. Тогда враг у гор будет задержан, и к морю, мы его не пропустим. Генерал Иванов внимательно выслушал, обещал это доложить командующему, но подтвердил свое распоряжение о сборе полков...". Ночью полки выступили и прибыли в указанные им районы. Но ни одна из отступающих дивизий не получила приказа занять оборонительный рубеж по границе Крымских гор. Дивизии двигались или на Керчь или на Севастополь. Т.е. дивизия была предоставлена сама себе.

Лишь спустя три дня, 1 ноября о ней вспомнили. Был получен приказ: "До рассвета отвести части дивизии, занять и оборонять новый рубеж Карасу-Базар (Белогорск), Александровка, Розенталь (Ароматное), Мазанка с задачей задержать продвижение немцев к морю.

Какие же выводы можно сделать из анализа описанных событий? Прежде всего. Слабой стороной нашей армии всегда была слабая подготовка и организация операций. Эвакуация Одессы в этом плане стала позитивным исключением.

Организация отправки Приморской армии не выдерживает никакой критики. Да, для этого есть объективные причины, нехватка ресурсов, транспорта и.т.д.

Обратимся к потерям. Анализ этих цифр может дать достаточно любопытную информацию. Возьмем, в качестве примера 25-ю Чапаевскую дивизию Уходило в Северный Крым 9,3 тыс. человек, вернулось, 4,2 тыс. Всего потери 5, 1 тыс. Я специально не привожу "точные" цифры, ибо в реальности, они весьма приблизительны, нормальный учет потерь не велся.

Из них 3,9 тыс. пропавшими без вести, 853 раненых, 54 заболевших, остальные -убитыми. Для сравнения даю структуру потерь немецкой 22-й пехотной дивизии за этот же период: 89 убитых, 367 раненых, 5 пропавших без вести. Вопрос не в количестве убитых и раненых, а в структуре потерь. 3,9 тыс., это 76% от общего количества, жирное пятно на репутации наших командиров верхнего звена. О слабом верхнем звене командования говорит и то, что "организованно" вышло менее 40% личного состава дивизии, в основном штаб, медсанбат, тылы. Остальные части вывели "инициативные командиры", по званию, до старшин-сверхсрочников включительно.

 

Откровенно говоря, даже по послевоенным воспоминаниям, хорошо видно, кто каким командиром был. У тех командиров, чьи действия были успешными, воспоминания написаны четко, ясно, с привязкой к местности, с анализом, цифрами и.т.д. Воспоминания же командира дивизии состоят из баек, историй, написанных политотделом, лозунгов и откровенного вранья (извините за резкость оценки). Но это субъективная оценка, объективной цифрой показывающей качество командования все же является процент пропавших без вести.

Пропавшие без вести, это "утерянные" при отступлении подразделения, это разбежавшиеся ополченцы, это брошенные на передовой части, о которых "забыли". Это следствие еще одного недостатка нашей армии: низкой исполнительности и плохой связи штаба с частями и между подразделениями. Это следствие того, что отсутствовало единое жесткое руководство.

Полный текст публикации "История одного отступления" Неменко А.В. на сайте http://samlib.ru/n/nemenko_a_w/voron.shtml 

Категория: В | Добавил: Бабуля (09.02.2018)
Просмотров: 83 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar